Путь писателя. Илья Кочергин о выборе "своей" темы

   
 Когда мне было лет десять, мне попалась потрёпанная книжка малоизвестного писателя Ивана Арамилева «На охотничьей тропе». На её зелёной обложке были нарисованы бегущие зайцы. Я прочитал эту книжку и навсегда «заболел» охотой.
     Я не мог бегать по лесу за зайцами, поскольку жил в центре Москвы и ходил в школу, да и зайцев как-то жалко было. Моя охота заключалась в том, что я читал всё, что мог найти о разнообразных животных, собаках, ружьях, путешествиях и экспедициях. Я даже начал выписывать журнал «Охота и охотничье хозяйство», и мои родители посмеивались надо мной из-за этого. Это был интересный журнал, в котором печатали много материалов об охране природы, о различных заповедниках и других охраняемых природных территориях, о повадках и следах животных и птиц, публиковали фотографии, сделанные фотоохотниками. Я путешествовал по карте Советского Союза, которую повесил на стене над кроватью, путешествовал в мечтах проглатывая книги о Сибири и Севере.
     В двадцать лет я сел в поезд, отправился в Сибирь, на озеро Байкал и устроился на работу в Баргузинский заповедник пожарным сторожем. Но проработал там не долго – мне показалось, что Байкал слишком людное и туристическое место – по озеру постоянно плыли теплоходы, катера, моторные лодки. Мне хотелось забраться в более глухое и малопосещаемое место. Через некоторое время я оказался на Горном Алтае, в огромном Алтайском заповеднике, где начал работать госинспектором по охране природы (или попросту – лесником).
     Жил я на маленьком кордоне. Заповедницкие кордоны - это такие крохотные посёлочки, в которых постоянно живут и работают несколько лесников или иногда даже только один лесник. На наш кордон под названием Чодро не было автомобильной дороги, она заканчивалась в 25 километрах от нас, дальше надо было ехать на конях. Пару раз в год нам забрасывали на машине продукты до того места, где заканчивалась дорога, и мы возили их верхом к себе домой. Не было у нас и электричества, так что приходилось топить дровами печки и освещаться керосиновыми лампами. Мне казалось, что это очень интересно и необычно. И ещё мне всё это ужасно нравилось, ведь я обо всём этом читал в книжках, а теперь видел собственными глазами. Моя детская мечта сбылась. Я даже завёл себе корову и научился её доить.
     Дней по сто – сто пятьдесят в году я проводил в лесу – мы постоянно ходили в обходы по нашему лесничеству. Летом ездили на конях, зимой ходили на лыжах. В тайге мы ночевали в маленьких лесных избушках или у костра под ёлками или кедрами. Обходы длились иногда по неделе, иногда дней по десять.
     Мы должны были следить, чтобы в заповедник не забирались охотники-браконьеры. А если забирались, то нужно было их ловить, отбирать ружья и ловушки. Ещё мы должны были чистить тропы в тайге, если их заваливало упавшими деревьями, ремонтировать лесные избушки, готовить в них дрова, подсчитывать количество зверей в нашем лесничестве и вести дневники наблюдений за природой.
Это было очень интересное время в моей жизни. Я постоянно встречал множество диких обитателей леса и наблюдал за ними. В заповедниках животные находятся под охраной, человек мало их беспокоит, и мне посчастливилось встречать очень редких зверей, например, горных баранов (один из них изображён на обложке этой книги в самом центре). Как-то высоко в горах мы целый день шли по следам снежного барса – мамы и двух её котят – пока снег не замёл их. Работники научного отдела заповедника, бывшие с нами сфотографировали следы и впервые подтвердили факт обитания этого редкого животного в нашем заповеднике. Много раз я встречал и кабаргу – маленького клыкастого оленя, численность которого стремительно сокращается в мире. И горный баран, и снежный барс, и кабарга, - все они попали в Красную книгу, как редкие и исчезающие животные.
     Уже давно я живу и работаю не в сибирском заповеднике, а у себя на даче, не очень далеко от родной Москвы – можно доехать всего за полдня.  Моя любовь к книжкам, оставшаяся с детства подарила мне не только возможность исполнить детскую мечту и поработать лесником в первозданной тайге. Я даже попробовал сам написать несколько книжек. Не знаю, насколько хорошо у меня получилось, но мне понравилось это занятие. Так что теперь я пишу книги.
     Но и сейчас я не разлюбил мою охоту – как можно чаще стараюсь гулять в окрестностях моего дома с фотоаппаратом и биноклем. Наблюдаю за норами, в которых живут лисы и барсуки, за птичьими гнёздами, часто ставлю в укромных местах фотоловушки и потом вижу на снимках своих скрытных соседей – куниц и бобров, косуль и выдр, енотовидных собак и зайцев. Некоторые животные легко уживаются с человеком, а некоторые с трудом, их становится всё меньше и меньше.      В прошлом году я снова побывал в Алтайском заповеднике и узнал, что даже на охраняемой территории снижается численность некоторых животных.
И мне захотелось написать книгу о книге, в которой собраны виды наших соседей по планете находящиеся под угрозой исчезновения. О Красной книге. Это очень важная и нужная книга, но, по-моему, лучше бы она стала потоньше, а то и вовсе исчезла. Такая вот странная книга.
 
12 Mar 2021
К другим статьям
Сравнение
0
Избранное
access_time11.00 до 19.00, сб-вс 11.00-19.00
location_onРоссия, Москва
arrow_right_alt